Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Всячина.

Оглавление к журналу.

Желающих о чем-либо меня спросить, что-либо мне сообщить, побеседовать со мной виртуально или увидеть меня живьем (в Тель Авиве) прошу писать сюда.

Прошу обратить внимание: в этом журнале крайне не поощряются недоброжелательные споры, язвительный тон в адрес участников разговора, а уж тем более - бранные выражения. За попытки проповеди антисемитизма, антиаравизма, антимусульманства и антихристианства - немедленный бан. То же самое ожидает тех, кто будет выражать неуважение к геям, стрейтам, черным, белым, лиловым, полосатым, клетчатым и проч.

Любителей политики прошу ознакомиться с кратким изложением моей антиобщественной позиции.
Этот журнал - не место для злобы. Это место для доброжелательной беседы, в рамках которой любое ваше мнение приветствуется.

Мультикультурное, праздничное.

Юноша из Эритреи, едва говорящий на иврите, показывает фотографию со своего смартфона йеменской коллеге.
- Праздник, - произносит он, - Вчера.

- Ты что, христианин? - отвечает она с вялым, но вполне вежливым интересом.
- Пальмовое воскресенье? - интересуюсь я.
- Это... ну, то, - говорит он мне, не умея подобрать слов, и уже намного бодрее обращается к ней, - Да!

- А почему же ты не отпросился? - продолжает она обеденный разговор все так же вяло, - Ты что, праздника не хочешь?
- Меня не отпустили, - говорит он сокрушенно.
- Так ты бы сегодня праздновал.

Я пытаюсь объяснить ей, что сегодня у него уже Страстная - и праздновать ему решительно нечего, а вовсе даже наоборот.
Она с любопытством слушает.
Сюжет для нее совершенно нов.

Collapse )

Танго. Что было бы, если бы?

Что было бы, если бы я не пошла тогда на урок Сильвии для начинающих, чтобы составить компанию подруге, которая никогда и ничего не танцевала?
Ведь я-то танцевала восточный танец к тому времени уже семь лет.
Я вовсе не собиралась учиться чему-то другому.

Просто у меня был свободный день, а подруга боялась, что я могу покончить с собой после того, как я узнала, что усыновить мне в Израиле дадут только за бешеные деньги, которые мне в жизни не снились.
Вот мы с нею и деликатничали взаимно, она ради моего развлечения (мол, чем бы дитя ни тешилось - лишь бы не вешалось), а я - ради ее удовольствия.
Результаты вы можете наблюдать.

Collapse )

Займись кем-нибудь. Эмигрантское и не только.

Длинная дорога к гомеопатии пролегала у меня через консультации в магазинах натурального питания, где мне пришлось проработать больше десяти лет, прежде чем я открыла собственную клинику.
И самый важный для меня магазин принадлежал настоящему традиционному марокканскому семейству.

Русская эмиграция в Израиле тогда находилась в непрекращающемся конфликте с марокканской, от чего сегодня, к счастью, остались только слабые следы, но я и в те времена питала совершенно феодальную преданность удочерившему меня удивительному семейству.
Им я обязана несколькими уроками, оставшимися со мною до сих пор, но прежде всего - умением работать.
Никогда до тех пор я не умела так весело и исправно перемалывать тяжелую работу по многу часов и даже суток подряд.

- Ни при какой погоде не смей говорить "я устала", - настойчиво повторяла мне старая бабушка, помнившая эмиграцию сороковых, жестяные бараки на палящем солнце, голод, тотальную безработицу и пятидесятипроцентную детскую смертность, - Что бы ни было, всегда говори только "слава Богу, что есть работа".
Я не всех подряд слушаюсь, но она была права.
Я так с тех пор и говорю. Причем, от души. Всегда.
Слава Богу, что есть работа.

Collapse )

Время любить.

И как всегда перед войнами, неизменно нападает одно и то же настроение.
Помните, старый еврей из анекдота про первую мировую войну бросился из своего окопа во вражеский, крича и махая руками:
- Вы что, с ума все посходили? Прекратите стрелять, там же люди сидят!
Он был нормальнее всех, этот старик.

Collapse )

Кулон.

Это было шестнадцать с небольшим лет тому назад.
Я уезжала в Израиль - и я знала, что собираюсь креститься.
Почему, отчего?
Не знаю.
Тогда мне казалось, что я и без обряда христианка.
Много я тогда понимала в колбасных обрезках...

Отчего-то я решила, что это важно.
Ну, чувствовала я так. Без объяснений.
Чувство - это гадость такая у вас в животе.
Она объяснений не признает.

Collapse )

Только в Израиле.

Ночной бар после милонги, где никто не хотел с тобой танцевать (нет, не никто... спасибо, Л.!), может быть очень утешителен.
Впрочем, если вы здесь не бывали, то можете совсем не так понять слова "ночной бар".

Collapse )

Шестнадцать лет.

Так вот живешь себе и живешь, а потом оказывается, что уже половина четвертого утра, что это пятая "Кумпарсита" подряд, что вот уже полчаса на танцевальном полу всего одна пара, что босая Галь рядом с тобой старательно облизывает шов самокрутки - в общем, что милонга подходит к концу.

Всю ночь ты нет-нет да поглядывала на Джорджио, приятеля, приехавшего из Парижа - как он там, не скучает ли?
Нет, понятно, что гость здесь не может чувствовать себя одиноким.
Но ведь он же гость.
Если вы понимаете, что я имею в виду.

Collapse )

Bella Italia.

Ближе к вечеру ты начинаешь сомневаться.
Встала ты в пять с четвертью в Хорватии, пересекла добрую половину Европы (причем, явно самую жаркую ее половину), страшно устала, а главное...

Ладно, главное, конечно, совсем не в этом.

Collapse )

Памяти Аркана Карива. Значит, нету разлук. Существует громадная встреча.



...И целый вечер на длинной практике в ТангоНегро меня не оставляло почти физическое присутствие этого долговязого, угловатого, пронзительно несчастного, прекрасного, удивительного человека.
Его силуэта, его прикосновения, его манеры танцевать, его интонации.

И странно отвечали этому фотографии на столе, горящая свеча, горькая водка в стаканчиках.
В том самом зале, где он когда-то протанцевал со мной половину милонги, когда меня никто не приглашал и слезы стояли у меня поперек горла.

Collapse )