May 7th, 2006

О принципах.

В последние дни меня несколько раз обвинили в самых разнообразных вещах - в прозелитизме, миссионерстве, либерализме и наличии четко сформированных убеждений. Всем этим я поначалу была даже расстроена, поскольку журнал нарочно задумывался так, чтобы записи противоречили друг другу и создавали стереоскопический эффект. Этого, как выясняется, не получилось, если у меня наблюдают четкую картину мира.
Вынуждена отметить, что сама я у себя четкой картины мира не наблюдаю. И принципов у меня, увы, не имеется. Кроме, пожалуй, одного, который сформулировал мой учитель в процессе обучения массажу. "Никогда не причиняйте пациенту боли, - говорил он, - Ему и без вас больно". Так что единственное, что можно было бы назвать моим принципом, звучит так: "Отвяжись от ближнего своего. Ему и без тебя больно".
Когда мне было четыре года, я сформулировала это несколько более политизированно. В мою мать прицелились из игрушечного автомата. Она утверждает, что я бросилась наперерез, закрыла ее собой и заорала на весь Муринский Ручей: "В людей стрелять нельзя!"
Правда это или неправда, а за 32 года эта точка зрения осталась неизменной. Все течет, все меняется, все относительно. Все поступки можно исправить, кроме одного - результатов насилия. Убитого не воскресишь, изнасилованного не избавишь от кошмаров. Поэтому если отказ от насилия не происходит в результате личной рефлексии, его, я думаю, надо предупредить другими способами. Хотя бы просто принципиальной установкой. Просто потому что его результаты непоправимы.
А вообще, я вчера по похожему поводу уже написала ermenengilda: я не доллар, чтобы всем нравиться.