January 27th, 2006

(no subject)

Мой добрый друг, с которым мы мгновенно сошлись, как-то сказал: "Мы настолько разные с тобой, мы во всем разные. А тем не менее, мы отлично друг друга понимаем и говорим на одном языке. И знаешь почему? Когда мы были маленькие, мы сидели под столом, а за столом сидели наши взрослые и говорили о своем. Они говорили об одном и том же у тебя и у меня, а мы сидели под столом и нам было интересно".

Это правда. Сегодня на презентации новой книжки Р. Д. Тименчика об Ахматовой ("Анна Ахматова в 60-е годы") я снова почувствовала это - как я сижу под столом и мне интересно.

Не только в том дело, что речь шла об одной из самых близких мне фигур в истории русской словесности, не только в профессиональном подходе, не только в давно симпатичном мне человеке, а в глубоко родственном отношении к словам, в способе мышления, в непрерывности традиции этой самой сто раз осмеянной и опозоренной русской интеллигенции. В том, что определяется словами "мы с тобой одной крови, ты и я". Или словами "сидеть под столом".

Короче: господа, читайте книжку.

(no subject)

Если сказать по-другому: век назад гораздо меньше стояло между человеком и его мыслями о самом себе, чем сегодня. И похоже, что он знал, как использовать эту близость. То есть практически он знал о естественных и общественных науках не меньше, чем мы, однако он еще не стал жертвой этого знания. Он стоял как бы на пороге этого рабства, по большей части не догадываясь о надвигающейся опасности, настороженный, может быть, но свободный. Следовательно, то, что он может рассказать нам о себе, о своих душевных и умственных обстоятельствах, имеет историческую ценность в том смысле, что история — это всегда монолог свободных людей, обращенный к рабам.

Иосиф Бродский. Предисловие к антологии русской поэзии XIX века.

Загадка напомнила.

тусклого пламени - время сжигает все,
только на знамени бог сохраняет все.

В последний раз.

Как жизнь перегородчата, я понял,
когда уже спускался вниз в долину,
и, словно при ремонте капитальном,
вдруг падали фанерные заслонки,
и открывался план первоначальный,
по коему и строили квартиру.
И становилось все так очевидно...

Collapse )